Блог

Ярослав Шестак

Отпуск в октябре
Ярослав
09.10.2008 16:18

        26.09.2008        Итак, первый день отпуска! Я разбегаюсь по рыхлому желтому песку, вот я в воде по колено, по грудь… и с фырканьем я окунаюсь в эту долгожданную волну Черного моря. Здравствуй, море! Ты ждал? Ты звал? Я был послушен? Я — послушен?.. Тогда почему, когда я разбегаюсь и пытаюсь в тебя погрузиться, то, не дав мне даже пересечь линию прибоя, ты грубо отшвыриваешь меня на сушу, где я оказываюсь на камнях, в весьма двусмысленном виде, когда руки машут вхолостую, раскидывая камни, и я ошеломлен?.. Что, статус не тот?

        Вообще, пока я только сел в поезд, с разбега, так сказать, запрыгнул в шестой вагон. Тут жарко и многолюдно, все молчат, жуют, переодеваются, готовятся ко сну.

        Завтра будем в Петербурге. Далее я поеду в свою Псковскую деревню — Опочку (точнее — городок, а то нескромно как-то). Там и решится, на какие моря я поеду и поеду ли.

        Сейчас 23.24. Писать особо нечего, все равно кругом темно, и светит фарой только моя 701-я машинка. На весь вагон.

        0:02 Люди наконец заснули! В вагоне по-прежнему душно, мне еще предстоит не спать 2 часа, ради необходимого звонка. Я никак не могу свыкнуться с этой мини-клавиатурой, к тому же в темноте ее совсем не видно, тем более что свет от экрана лупит на встречном курсе по глазам. Ничего, может, через год (когда ослепну) привыкну.


         27 сентября         День автобусов, встреч и расставаний. Игорь опоздал встретить по причине пробок, когда приехали на автовокзал, до автобуса оставалось пять минут. Погрузился, забыв отдариться, и умчался в ночь. Луга, Псков, Остров… Всё, небольшая 2-дневная пауза.


        29 сентября         Да, выезжаем! Псков. Погружаемся на фирменный поезд, я с удивлением разглядываю ковровые дорожки под ногами, плазменную панель с информацией о температуре, доступности туалета, градусе настроения проводниц… Из туалета доносится рев, надпись внутри: при попадании инородных предметов, туалет может выйти из строя. За окном надпись на локомотиве: машинист работает в одно лицо!

        Еда, сон, еда, сон, пробуждение…

        

        Москва. Большой Маккалпин или Макмафин, или кàк его, в Макдональдсе, Арбат, суп мисо, Охотный ряд, развод караула у вечного огня, там где Александровский сад, все, хватит, этот город мы изучили до последнего бака с мусором! Да, мы такие, мы за Северную столицу, хотя, впрочем, там тоже хватает таких баков.

        Далее, путь следования: Москва, Липецк, Россошь, Ростов, Туапсе, - это по станциям.

        В нашем Захолуцке, вообще, очень сильны антимосковские нàстроения. Нельзя ли прислать спецотряд для усмирения?

        Не устраивает, главным образом, отсутствие пешеходных переходов в некоторых местах (в центральной части), густых лесов, где чистый воздух, и дружелюбных улыбок москвичей(!).

        – Зачем вы меня об этом спрашиваете? (Москвич, так подозрительно, на какой-нибудь невинный вопросик)

        Тут ответить можно только вопросом:

        – А зачем это вы мне так отвечаете?!!

        Разумеется, и дружелюбных хватает, но в этот раз мы таких не видели.


        Наблюдение: груз, который я беру с собой, чтобы увезти, это отпечаток моих нечистых мыслей, не всегда мнимых, и проступков, которые таким образом тянут меня всю дорогу книзу, не давая о себе забыть, с расчетом искупления, когда прибуду в конечный пункт. Чем тяжелее груз, наверное, тем положительней баланс.


        Путевые впечатления (когда я глядел на страну из окна вагона): да, покосившихся вагонов, то есть домов стало меньше, зато грязи еще хватает! Столицу, да, отмыли, но все остальное… Редкие островки новостроя, по большей части автозаправок, «Евросетей» и мелких мастерских с магазинами (что и понятно)…

        Стыдитесь, правители, где обещанные благостные крестьяне на фоне красивых домов?..


        Да, я уже отдыхаю. Сервис хорошего уровня, который впрочем, мы уже напробовали у наших соседей, лечение, убойная еда, солнце, море, я купаюсь, захожу, делаю два шага, и дальше скатываюсь по камням прямо в изумрудно-голубую морскую воду. Плыву, фыркая и оглядываясь, руки быстро устают, переворачиваюсь на спину, набираю в легкие воздух и болтаюсь на воде, как буй или поплавок.

        Всё — для тела. Душа весь отдых благостно проспит, потом будет спать на работе, во сне, семье… Впрочем, душа — это громко сказано, душа есть не у всех, ее нужно заслужить. Очень самонадеянно, мне кажется, считать себя ее обладателем, когда, скажем, твои интересы еще не выходят из круга первичных инстинктов двухмесячного котенка. Точнее будет — эго.


ДЕТСТВО КАРЛА МАРКСА

        Когда я был маленьким, то папа, подозвав к себе, часто говорил мне:

        – Главное – это забить холодильник. Это даже важнее, чем набить рот. Хотя в каком-то смысле это одно и то же, но все-таки следует, по крайней мере на предварительном этапе, разграничивать. 

        – А что если холодильник испортится? – задавал я недетский вопрос, но в ответ слышал только смех, да реплики, что мальчик задает вопросы не по возрасту.

        Оставаясь один, я научился вести мысль прямой нитью, всесторонне исследуя наш домашний холодильник и его возможности.

         Так я пришел к гегемонии пролетариата, а потом и ко всему остальному…

Получать новости

Вы будете получать только важные сообщения от меня